«Я говорю с тобой из Ленинграда…»

Это строчка стихотворения Ольги Берггольц, поэта, человека удивительной судьбы и удивительного мужества, чье имя и голос во время войны были знакомы не только блокадному Ленинграду, в котором она провела все страшные дни его осады, но и всему Советскому Союзу. Каждый день у микрофона с новыми стихами, корреспонденциями, очерками, словами ободрения и надежды, вселяющими веру в спасение отчаявшимся, умирающим от голода, холода и бомбежек людям. Ее попытались вывезти в Москву, уже отечную от голода, но она сбежала обратно в Ленинград, чтобы выжить или умереть со своим городом.
Сегодня стихи Ольги Берггольц не звучат по радио, тем более по теле­видению, ее сборники не встреча­ются на книжных развалах. Моло­дое поколение ее практически не знает. Но старые ленинградцы, ку­да бы ни забросила их судьба, пом­нят, любят и чтут это имя и стихи поэта.
Актриса Ольга Широкова чита­ет произведения Ольги Берггольц. И не просто читает. В ее исполне­нии моноспектакль «Как быстро кончается жизнь» не отстраненная декламация чужих стихов, а пере­воплощение в образ самого поэта и разговор со зрителями от первого лица. Просто, доверительно ее ге­роиня рассказывает о себе, начи­ная с детства. О своем любимом сне — Угличе, куда мама увезла ее с сестрой в 1918 году. Девочка вы­росла. Брак с поэтом Борисом Кор­ниловым оказался недолгим. Со вторым мужем Николаем Молча­новым уехала в Казахстан «строить социализм». В 37-м пережила арест, смерть обеих дочерей. Вернулась реабилитированная в пустой дом.
Скупые строки личной драмы пе­ремежаются стихами. Мудрыми, глубокими. Ни ожесточения, ни не- ависти. Надо жить, работать.
Начало войны стало началом бессменной радиовахты Ольги Берггольц. Актриса берет в руки микрофон. Отныне он станет лич­ным грозным оружием ее героини. Он будет разносить ее разящий врага голос по всему Ленинграду, прифронтовой полосе и дальше, дальше по стране: «Я говорю с то­бой из Ленинграда… руками сжав обугленное сердце»… В январе 42-го умрет от голода Николай Мол­чанов, муж. Слезы потекут по ее лицу но она не выпустит из рук ми­крофона.
В зрительном зале замелькали у глаз платочки. Сегодняшняя ауди­тория актрисы Ольги Широковой — ленинградские блокадники. Пожи­лые люди со всей Москвы съеха­лись на Беговую улицу в зал Театра под руководством Елены Камбуро- вой, что расположен под одной крышей с Театральным центром «Вернисаж». Они не стыдятся своих слез. Жизнь, молодость проходят сейчас перед их мысленной памя­тью. Тогда по радио они слышали только голос своего поэта. Многие, может быть, и не видели никогда живую Ольгу Берггольц. Ведь о те­левидении в ту пору не было даже речи. И худенькая, изящная фигур­ка актрисы в скромном коричневом платье зримо олицетворяет для них сегодня феномен, легенду Ленин­града.
Сцена пуста. Только стул и бро­шенная на край стоящего поодаль рояля шаль, которую накинет акт­риса, спасаясь от леденящего бло­кадного холода. Скупой жест, ника­ких выплесков эмоций. Все в инто­нациях, тончайшей партитуре голо­соведения. Как было у Ольги Берг­гольц, когда всю безграничную па­литру человеческих чувств надо было передать только голосом.
XЗал не сразу приходит в себя, когда замолкает актриса. Зрите­лям нужна пауза, чтобы вернуться из прошлого в настоящее. А потом — шквал аплодисментов и благо­дарных слов. В гримуборной перед зеркалом сидит усталая женщина, тоже медленно возвращаясь из чу­жой жизни в свою. Но это счастли­вая усталость, цену которой знают только истинные таланты.
Актриса Театральное центра «Вишневый сад» Ольга Широкова за исполнение ролей Аманды («Стеклянный зверинец»), госпожи Пернель («Тартюф») и моноспекта­кля по стихам О.Берггольц «Как быстро кончается жизнь» в числе номинантов на соискание премии мэрии Москвы по разделу театра. Наша газета поддерживает это выдвижение.

Наталия Балашова