Размер Цвет Изображения Выйти
Оцените наш театр!

Рецензия на спектакль "На Золотом озере"

Автор: Лада Акимова

Ну почему, почему, я не актриса? Я бы вот прям в понедельник пошла бы к Александру Вилькину напрашиваться на работу, чтобы, как шутили мхатовские старики, хоть луну в «Синей птице» в темноте за сценой держать. Луны, правда, в его постановке «На золотом озере» - нет, но, это не так уж и важно. Я найду, что в темноте за сценой подержать. Например, задник с далекими горными склонами, на которых играют золотые отсветы. Они везде - в воздухе за окнами просторного дома, на стволах и кронах деревьев, на мебели, коробках, камине, чехлах, на кукле Элмере, которую подарили главной героине на день рождения, когда ей было четыре года. Отсветы во взглядах героев на окружающий мир, на прожитую вместе долгую жизнь, на воспоминания, на день сегодняшний. Этель Тэйер (Ольга Широкова) и Норманн Тэйер (Вадим Райкин) принимают друг друга такими, какие они есть на самом деле, не случайно они вместе вошли в пору элегантного возраста, когда достаточно только взгляда на любимого человека и все станет ясно. Слова появляются по делу, и много слов. Когда Этель видит в глазах мужа зарождающийся страх стать ей обузой, Ольга Широкова с филигранной виртуозностью истинного психолога и дипломата семейных отношений уводит в разговорах в сторону. Наступает и отступает в спорах, точно зная, когда муж просто капризничает- а капризничает Вадим Райкин, надо сказать с таким удовольствием и вкусом, что невольно поймала себя на мысли, а я бы вытерпела такого капризулю дома?- а когда капризы обоснованы - кто как не жена знает, что муж ерничает и придирается по пустякам к окружающим, проверяя не столько их «на прочность», сколько себя: когда у тебя столько лет болит сердце и уже начинает подводить память, пойдешь на любые уловки, лишь бы удостовериться, что ситуация воспринимается адекватно.
- О, Боже милостивый, не отбирай его у меня!.. Он же не нужен тебе, он глупый!, - произносит жена, когда мужу стало плохо настолько, что кажется финал близок. Он не может быть таким – Норманн только-только помирился с дочерью, принял ее мужа-дантиста, а в играх и словесных пикировках с его сыном и думать забыл о своем страхе.
-Ты что, собираешься умирать?! Я хочу, чтобы ты этого не делал!
Принято считать, что бенефис – это спектакль на одного актера. Лично для меня в этой постановке - два бенефицианта, и, надеюсь, что актеры на меня не будут в обиде, если назову «На золотом озере» «парным бенефисом» (вот только не знаю, есть ли на театре подобный термин), потому как, даже когда на сцене только один из них, второй незримо все равно присутствует. В том самом отсвете. Во взгляде. Широкова с Райкиным вместе и по отдельности удивительные кружева плетут. С любовью, трепетом и теплом . Кружева, бережно окутывающие всех героев этого спектакля и зрителей, сидящих в зале. И кажется мне почему-то, что мхатовские старики именно такую игру имели в виду, когда говорили "играть для небес".