Размер Цвет Изображения Выйти
Оцените наш театр!

Рецензия на спектакль "Письма с Земли"

Автор: Лада Акимова

Каюсь! Влюбилась я насмерть! В театр Вилькина, его актеров, его постановки, в него самого! Вернее, не так. Влюбилась я еще давным-давно, когда спектакли игрались на различных площадках. И вдруг - вот умеет Акимова устраиваться – несколько лет назад театр оказался в двух шагах от моего дома. Раз сходила, два – впрочем о том, что меня закрутили другие дела, я уже писала. Сейчас о другом. «Просвистывая» мимо, ловила себя на мысли, что тянет меня в этот театр, ох, как тянет. И даже знала почему. Но, не хотелось «забегать». Почему-то была уверена в том, что у меня обязательно появится время. Главное, очень сильно захотеть. О том, что оно появилось, думаю, вы и сами давным-давно догадались, потому как я тут же все и рассказываю. А вчера мне Ольга Широкова (Olga Shirokova) и Александр Вилькин (Alexandr Vilkin) рассказали о Любви! И теперь я про нее знаю все, все, все. Ну, или почти все. Почему почти? Потому что есть НЕЧТО, о чем рассказать невозможно. Это можно только увидеть. Оно не напоказ, в тончайших мелочах, нюансах, легком прикосновении, взгляде, жесте, переходящем на шепот голосе. Я увидела. Быть может, даже больше того, что было на сцене. Да не быть может, а точно. Я смотрела на актеров, которые читали «Письма с Земли» - совершенно фантастическая литературная постановка, соединяющая Марка Твена и Андрея Платонова - не только его рассказ "Фро", но и письма к жене (знаю по своей работе насколько порой бывает сложно соединить казалось бы несоединяемое), за что мои восхищения Татьяне Вилькиной. Я видела актеров, которые играют «Письма с Земли». Вилькин - Адам рассказывал, что заблуждался относительно Евы: лучше жить за пределами Рая с ней, чем без нее - в Раю, Широкова – о том, на что способная любящая Фро, и оба они о своей Любви друг к другу. Думаю, последнее увидела не только я. Влюбленный, восхищенный взгляд мужа на любимую жену. Вряд ли это было срежиссировано изначально. Почему я так думаю? Потому что однажды перехватила точно такой же взгляд Вилькина, сидящего в зрительном зале, когда Широкова была на сцене. Странное желание возникло у меня после «Писем с Земли». Почему-то очень захотелось увидеть их обоих в володинских «Пяти вечерах». Вчера у меня была возможность сказать об этом Александру Михайловичу, но я постеснялась. Не знаю, может быть, зря.