Оцените наш театр
Размер Цвет Изображения Выйти

Последний «Вишнёвый сад» в Москве

Автор: Анна Кузнецова

В какое интересное громкое время мы живем! Если бы в этом не участвовать, суметь отстраниться, просто наблюдать, не получая лично ударов от окружающей жизни. Тогда можно было благодарить судьбу за дарованные впечатления и опыт: громкие преступления, убийства и разоблачения, эпатирующие истории, романы, браки все - на показ, даже мода и та, существует скорее чтобы не прикрывать, а обнажать что можно и чего не стоило бы... Кажется, время благодатное для драматургии и театра, в природе которых необходимость в острых конфликтах, в непрерывных противостояниях, в причудливых неожиданных характерах, сюжетах, подкидываем их действительностью не счесть. Ан нет, пьес о сегодняшнем дне почти не пишется, не считать же достойной паллиативной сценарии множества "мыльных" сериалов, откровенно бездарных с едиными кальками и лекалами.

Театры в массе своей дружно бросались в классику, обретали резерв в кажущемся сегодня милом и уютном "ретро" репертуаре, почти на всех сценах столицы, либо на периферии - конечно, Чехов, непременно А.Н. Островский, Гоголь, Достоевский, а далее рядом с по мере убывания, Шекспир, Мольер, а далее рядом с бессмертными прочно встали востановленные из Леты - В. Розов,  А. Арбузов, А. Володин, А. Вампилов...

Правильно, неправильно - не нам решать, это объективный процесс развития современного театра, обусловленный состоянием общества. Ворчать, ругаться вовсе бессмысленно, наше дело - наблюдать, анализировать, искать пути, знамения, ситуации, излучая свет, помогать делу.

В театре стало громко, шумно эффектно, с обильной музыкой, усиливающими звук микрофонами, массовыми песнями и плясками, киноэкран, цирком, шокирующими приемами, театр в шоке! Даже в детских сказках. Немногие появляющиеся новые пьесы полны жестокости, болезненных фантазий, секса и наркотиков, редко – доброты и надежды на это – самый острый дефицит.

Борьба идет внутри самого театра среди агрессивных бизнесменов от искусства, любой ценой стремящихся попасть в ногу со временем, отразить шумы и ритмы дня сегодняшнего, а заодно и побольше заработать, и теми, кто может и выглядит консерватором, но старается остановить разрушения, сберечь лучшее из  накопленного, разорвать традиции. Таким сейчас труднее всего. Созидателям, не разрушителям.

         А я всё чаще вспоминаю строчки классика поэта из моей молодости:

«Тишины, хочу тишины, нервы что ли обожжены?»

         Конечно, обожжены! Иначе как выдержать ломку последних десятилетий?! И вдруг в Москве ловлю мгновения тихого «кайфа» в маленьком зале центра В. Высоцкого или в большом зале театра А. Джигарханяна, что на Юго-Западе, где играет свои спектакли театр под руководством Александра Вилькина, конечно же, с неслучайным знаковым названием «Вишневый сад». Вместе со своей женой, коллегой и замечательной актрисой Ольгой Широковой. Они как бы сами несут в себе особенности любимых героев, простодушие, добросердечность Гаева с Раневской, верность домочадцам Фирса, одержимость делом Лопахина. Но и в добавление к ним сегодня они стоят на баррикадах, защищая содержательность, духовность, простите за высокопарность – нравственность, скромность, достоинство русского театра.

         Оказывается, защищать можно и тихим голосом, талант не обязательно нуждается в крике и наглости.

         В театре Вилькина свои темы и свои актёры, режиссура. И они прежде всего подчинены самому главному в человеческой жизни, нет, не деньгам, замкам, яхтам, власти, бизнесу, а семье, любви, супружеской верности и их метаморфоза сбережению человечности и доброты в годах, испытаниях в трудностях. В любых временах.

         В непростой пьесе  Э. Олби «Не боюсь Вирджинии Вульф», не часто ставящейся на наших сценах, режиссёр – руководитель театра создает превосходный ансамбль исполнителей, что непросто рядом  со звездой театра Ольгой Широковой, здесь Мартой, и все они, ещё – Сергей Ковалёв – Джордж, артисты Елена и Алексей Щукины – Хани и Ник., ощущают себя равно значимыми, втягиваются в игру с мистификациями вроде несуществующего сына главной супружеской пары, к которой пришли молодые. Всем им, как и любому из нас, нелегко противостоять копящейся усталости, неизбежной опустошенности, где и алкоголь, и случайные связи просто так, для разрядки, как  в спектакле. Мы об этом лицемерно молчали в предыдущие годы, а выход один, по убеждению и решению режиссёра – в возвращении к друг другу близких, в поисках любви и взаимопонимания, в сбережении  любви и семьи, в детях. Наверное, не случайно художественные поиски Вилькина совпали с отчётливо формулируемыми сейчас лидерами нашего государства социальными задачами: возвращения исконных семейных ценностей, заботой о демографии, о детях, о  будущем. Это  и есть, на мой взгляд, подлинная современность, а не грабежи, преступления, эпатаж, навязываемые нам в искусстве, как обязательные знаки времени. Хочется верить, что все скоро уйдёт как неизбежные, короткие детские корь со скарлатиной, как любые смутные времена.

         В театре Александра Вилькина есть своя внутренняя тема, читаемая во всех спектаклях. Даже в авангардистской пьесе отца – основателя когда-то нового для ХХ-ого века направления Эжена Ионеско «Стулья», неожиданно и умело обогащённого здесь методикой  глубинного русского психологического театра, в абсурдной игре двух старых супругов – актрисы Ольга Широкова и Сергей Ковалёв, также настойчиво идёт режиссерская сверхзадача: чудаки и странные вроде бы неадекватные старики поддержат любую выдумку партнёра лишь бы другому было легче, веселее. Игра рождение их любви, она, любовь – единственная сила, способная поддержать людей в этом обезумевшем мире. Вилькин как мало кто сегодня, наверное, сказывается и опыт двадцатилетней работы с Ю. Любимовым и их общая молодость на Таганке, и пять режиссёрских выпусков своих учеников в Щукинском училище, и теперь уже больше ста поставленных спектаклей.

Спектаклей в разных и в своём театре умеет и воплощать на сцене разных авторов, стили, жанры по-разному, что теперь – нечастое умение у режиссеров. Одна только Эйфелева башня на сцене, обвешанная стульями – такой замечательный образ, придуманный художником Диной Могильницкой для пьесы Ионеско. В театре работают художники В. Валериус, М. Обрезков, С. Ставцева.

         Вокруг Вилькина – сложившаяся кампания, коллектив соратников, сподвижников, Мастеров. Сейчас это – чудо! Но чудо, построенное не в одну ночь Василисы Премудрой, а почти за двадцать лет.

         И чуть ли не те же двадцать лет Вилькин, спасибо, с помощью города, с участием инвестиционной строительной компании «Флэт и К.», строит здание театра, стены, которые должны вместить его «Вишнёвый сад».

         Накоплен репертуар в пятнадцать названий, в их числе, конечно же, чеховский «Вишнёвый сад», их «Чайка», «Волки и овцы»,  все близкие по духу авторы, пьесы, Достоевский «Преступление и наказание», «Тартюф», «Стеклянный зверинец»…Опять же – команда единомышленников..

         Сейчас, кажется, бездомным мучениям приходит конец, уже сняли леса, идёт отделка здания, скоро будет готов не ближний срок строящегося для них дома.

Актёры и спектакли ждут большой и достойной их сцены. И готовы к этому.

Как же чудно играть у них в театре любовь и про любовь! Особенно когда рядом в партнерах оказываются оба лидера театра, сами  многолетние супруги, создатели своего театра, друзья, любовники-не  могу не завидовать, как сумели они себе сберечь вдвоем, вместе! Вилькин  с Широковой. Глаз не оторвать от них в "Священных чудовищах", где они вроде бы играют самих себя, двух только французских звезд, но и явно не свою историю, где им помогают тонкость, такт, опять же - талант и высочайший профессионализм.

А история, которую они играют, нет, проживают, очаровательна и трепетна, про то, как супружничество выдерживает испытание и даже изменой и пресловутым  любовным треугольником. На сцене Изящные игры Жана Кокто - Мужчина и Женщина, рыцарь и муза, какой он прекрасный партнер для нее. А она-вроде бы не юная красотка и не шикарная раскрасавица в жизни, пройдешь и не заметишь - королева на сцене! Русская Джульетта Мазина, Мадлен Рено - Ольга Широкова. Но, наверно, ей помогает, ее бережет Ее мужчина, без него она не была бы так прекрасна! Их последняя премьера, на первый взгляд странно соединяющая Марка Твена и Андрея Платонова в постановке Александра Вилькина, называется "Письма с Земли". Снова соединила их на сцене Его и Ее, спектакль про супружескую любовь, снова про любовь! Он полон поэзии, юмора, тепла и доброты, как всегда у Вилькина. Режиссер и актриса умеют и не перестают тем удивлять, плести кружева тончайших настроений, взаимоотношений, характеров. Редкие неоценимые умения! Тишины. Хочу тишины... И получаю здесь то, что не только я, а теперь ищут многие. Знаю, что у Александра Михайловича скоро прекрасным и не малым юбилей в 70 лет. Стареем, но держим стойку наше поколение. Дай Бог отпраздновать ему свой день рождения вместе с любимой женой, друзьями - единомышленниками, в своих прекрасных спектаклях, в своем. И чтобы ничто и никто не огорчали его торжество наконец-то в новом доме!