Размер Цвет Изображения Выйти
Оцените наш театр!

Последний вопрос Чехова

Автор: Любовь Лебедина «Московские премьеры»

   Если спросить у обычного зрителя, что такое «театральный центр», ответ вряд ли будет вразумительным. Ну а искушенные театралы объяснят, что это нечто среднее между репертуарным театром и антрепризой, где на каждый спектакль набирается новая группа актеров, работа которых финансируется Комитетом по культуре Москвы, но при этом получают они мало. Но актеры приходят сюда не за заработком, а в основном из-за интересных ролей или режиссера. Именно о таком режиссере и пойдет речь.

   Александр Вилькин, известный публике как актер и постановщик по Театру на Таганке, решив однажды пуститься в самостоятельное плавание, основал театральный центр, взяв в качестве имени для него название пьесы Чехова «Вишневый сад». Этот выбор был сделан не случайно, прослеживалась явная параллель между коллизиями чеховского шедевра неким театральным садом, который надо оберегать от случайных людей. Ведь как Лопахин ради наживы стирает с лица земли прекрасный сад, так и нувориши от искусства, пытающиеся любыми средствами добиться успеха у публики, все разрушая на своем пути, уничтожая многовековые традиции.

   И вот в Театральном центре «Вишневый сад» поставлена одноименная пьеса. Я видела много спектаклей по ней, но у Вилькина тема уходящей красоты впервые прозвучала, как набат, как предостережение о надвигающейся беде.

   Очень интересен психологический анализ героев, предложенный режиссером. По сути и Раневская (Ольга Широкова), и ее брат, и дочери знают – не прими они предложения Лопахина (Сергей Ковалев) вырубить сад под дачи ради погашения долгов – пойдут по миру. Но для них это более приемлемо, чем уничтожать своими руками то, что создавалось предками. Счастье для них не в богатстве, а в сохранении собственного достоинства, души, не терзаемой угрызениями совести. С другой стороны, Вилькин очень точно подметил характерную черту русского характера, который, теряя все и сжигая за собой мосты, не впадает в уныние, наоборот, чувствует себя свободным, готовым продолжать свой путь. Поэтому и четвертый акт спектакля, когда господа и слуги прощаются со своим домом, самый грустный и печальный, выглядит одновременно и обещающим свет.

   Через весь спектакль проходит тема «гордого человека», только вот гордость у каждого своя. Так, Лопахин, несмотря на богатство и самоуверенность, по сути своей остается холуем. И это его качество режиссер подчеркнул в очень интересной мизансцене: Лопахин ходит по пятам отъезжающих с бокалами шампанского, а те, не замечая его, проходят мимо. И только мошенник Яша (Евгений Сологалов), присосавшийся к доверчивой барыне, готов составить компанию «новому русскому», ему-то все равно с кем пить...

   У каждого свое отношение и к любви. Кто-то из героев «выше» нее, кто-то ниже, а другие вообще не имеют о ней понятия, как например, Петя Трофимов (Алексей Моисеев), увлекающий наивную Аню (Екатерина Попова) в революции, где не только сады будут вырублены под корень, но и цвет русской интеллигенции.

   Чехов писал «Вишневый сад» будучи смертельно больным, зная о своем приближающемся конце, и в то же время верил в жизнь, а потому наделял своих героев всепрощением, мудростью, терпением. Он никогда не говорил о религии, о своей вере в Бога и тем не менее все его пьесы написаны рукой истинного христианина, где «полем битвы» добра и зла является человеческая душа. Вилькин понял это и выстроил свой спектакль так, что в результате душа Раневской очищается, а душа предпринимателя Лопахина только черствеет.

   Во время этого спектакля невольно думаешь о том, как сложится дальнейшая судьба героев, и как она сложилась бы, повернись все по-другому. Что станет с «зашнурованной» Варей (Татьяна Бондаренко)? И что было бы, если бы она все же вышла замуж за Лопахина? Какие метаморфозы произойдут с Раневской, когда она насовсем вернется из Парижа? Ольга Широкова сыграла по-настоящему жертвенную Раневскую, похожую на раненую птицу, прилетевшую в родное гнездо залечивать душевные раны. И кто знает, как все сложилось бы, если бы оно не было разоренным…

«Если бы, если бы знать» - любимая фраза Антона Павловича удивительным образом подходит и для нашего непредсказуемого времени, когда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.

   Вилькин ничуть не проиграл, выбрав для постановки пьесу, «заезженную» до дыр». Режиссер не только выстрадал ее бессонными ночами. Он нашел в ней ту болевую точку, которая не дает спать и другим: если после смерти от человека остается только душа, то почему при жизни люди так мало заботятся о ней? Этот вопрос до конца жизни мучил Антона Павловича, и он завещал его нам. И спустя 100 лет мы ищем ответ на него.