Оцените наш театр
Размер Цвет Изображения Выйти

«Руками сжав обугленное сердце…»

 

 

   В декабре отметила свой «круглый» день рождения замечательная актриса, признанная звезда Театрального центра «Вишневый сад», народная артистка России Ольга Широкова. Впрочем, ее подлинная звездность выходит далеко за пределы московского театра, потому что диапазон Ольги Широковой, ее отточенное мастерство и – главное! – ярко выраженный талант трагической актрисы, которой не чужды при этом и гротесковость, и даже фарсовость, и мягкий лиризм, и острая комедийность, в которых нимало не теряется трагическое ощущение личности в мире, - дают полное право говорить и писать о ней как об уникальной, что называется, «штучной» представительницы Мельпомены.

   Хрупкая женщина с огромными глазами и с первых же слов запоминающимся низким голосом, Ольга Широкова в каждой своей роли глубоко проживает такие понятные всем чувства, как боль непонимания, одиночество, оторванность от большого мира при внешней слитности с ним. А еще – какая-то удивительно естественная, органичная жертвенность, способность взвалить на свои плечи любые тяготы и испытания. Невозможно забыть ее Ольгу Берггольц в моноспектакле «Как быстро кончается жизнь», как и совсем и других, «нереальных», но глубоко проросших своими корнями  в нашу, нашу с вами реальность Любовь Андреевну Раневскую (Вишневый сад), героиню спектакля «На Золотом озере» Этель, тонко чувствующую связь с природой и обожающую своего капризного мужа, умеющую успокоить, утешить его всегда и во всем. Или Аманду из «Стеклянного зверинца, несносную и нежную, трогательную, самоотверженно любящую своих детей, неловкую в попытках устроить по-своему их жизнь, но не растерять и сохранившегося в этой бессмысленности существования чувства собственного достоинства. Или поистине ювелирно созданных Служанку и Старуху в спектакле «Играем с Ионеско». Или интриганку Мурзавецкую в «Волках и овцах», такую предсказуемую и при этом непостижимо таинственную. Не случайно кто-то из критиков точно назвал ее «королевой мурзавецкого уезда». Или Марту, героиню спектакля «Не боюсь Вирджинии Вульф», словно навсегда породнившуюся с болью существования, несмотря на свои «всплески». Или, наконец, Эдду («Танго с бабочкой»), фантастический и такой узнаваемый характер одинокой стареющей женщины, для которой сбывшееся и никогда не бывшее, нафантазированное, пригрезившееся переплелись в такой причудливый клубок, что память всегда готова подсказать то, что больше всего подходит к моменту…

   Удивительно эмоциональная, легко возбудимая, Ольга Широкова в каждой своей работе словно чуть приоткрывает эту черту, являя зрителю сдержанность, мужественность, но неизбежно наступает момент, когда это мощное соединение личностной природы и высокого профессионального дара взрывается, словно некая  смесь в колбе химика, и тогда…Тогда мы ощущаем боль и счастье соприкосновения с редким по силе талантом, который так щедро одаривает нас.

   В моноспектакле «Как быстро кончается жизнь» есть строки Ольги Берггольц: «Я говорю с тобой из Ленинграда…руками сжав обугленное сердце…» Это сказано совсем по другому, конкретному и очень горькому поводу, но образ «обугленного сердца», сжатого такими хрупкими и такими сильными руками, стал для меня с момента премьеры давнего спектакля образом этой Актрисы…